• mini 2
  • sosn
  • mini 1
: Несравненный дар — могучая стойкость души. С нею в жизни ничего не страшно. Архилох : Мудрость не боится незнания, не боится сомнений, труда, исследования, боится одного: утверждения того, что она знает, чего не знает. Л. Н. Толстой    : Прощать более мужественно, чем наказывать. Сла¬бый не может прощать. Прощение есть свойство сильного. М. Ганди  : Похвалить человека очень полезно, это поднимает его уважение к себе, это способствует развитию в нем доверия к своим творческим силам. М. Горький    : Истинно мягкими могут быть только люди с твердым характером: у остальных же кажущаяся мягкость — это в действительности просто слабость, которая легко превращается в сварливость. Ф. Ларошфуко  : Человек лишь тогда чего-то добивается, когда он верит в свои силы. Л. Фейербах    : Характер состоит в энергичном стремлении к до¬стижению целей, которые каждый себе указывает. И. Гёте  : Нет на свете стены, как бы ни были крепки ее камни, которая бы могла противостоять воле и мысли человека. Ж. Амаду    : Несмотря на все их недостатки, люди больше всего достойны любви. И. Гёте  : Воля — это ежеминутно одерживаемая победа над инстинктами, над влечениями, над препятствиями и преградами, над всяческими трудностями. О. Бальзак  : Разум просвещает чувства. Р. Роллан 

Календарь новостей

Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
 
 
 

Краткий курс счастливой жизни, несмотря ни на какие кризисы, от М. Г. Перцеля

Главный психотерапевт Свердловской области рассказал «URA.Ru» о том, как не стать в кризис его пациентом

18.12.2014 22:22

Сегодняшняя ситуация неправильная, тяжелая, обидная, но она несопоставима, к примеру, с блокадой Ленинграда, справедливо отмечает М.Г. Перцель.

z 4e074e63Тревога, дисфорсия, депрессия — верные спутники любого кризиса, вносящие свою лепту в резкий рост числа самоубийств. Так было в 1998-м и 2008 годах, так, скорее всего, будет и в 2015-м. Привыкшие к относительной стабильности и благополучию россияне внезапно оказались в мире неопределенности и тяжело переносят финансовый удар. Психиатры уже фиксируют первые тревожные звонки и готовятся к наплыву пациентов. Но «пока не началось», специалисты считают своим долгом донести до людей несколько простых правил, которые позволят не только остаться в живых, но и сохранить психическое здоровье. «URA.Ru» представляет краткий курс счастливой, несмотря ни на что, жизни от руководителя клиники неврозов «Сосновый бор» Михаила Перцеля.

— Михаил Григорьевич, в вашей практике это уже не первый экономический кризис. Насколько опасны для психического здоровья человека подобные ситуации?

— На здоровье сказывается не само состояние кризиса, а то, как люди к нему относятся. Очень важно, как эта тема подается в СМИ, какая насаждается по этому поводу идеология, отношение к происходящему. Если доминируют критические настроения, особенно настроения, которые основываются на неверии в будущее, на потере ориентиров, потере почвы под ногами, каких-то базовых ценностей, которые уступают место ценностям сиюминутным, тогда, конечно, у многих людей когнитивные способности снижаются. Мы видели во времена разных кризисов изменение показателей психического здоровья, когда, например, после кризиса 1998 года значительно выросло количество суицидов, а чуть позже — количество депрессий и неврозов, хронических заболеваний.

 

 В 2008 году таких последствий было меньше. Или общество оказалось более подготовленным, или кризис был не таким жестоким. Но главное, не было такой вакханалии систем разрушающих мнений, которые сегодня фигурируют в СМИ, телепередачах и т.д. Когда люди, которые обладают некоей значимостью для других, говорят, что все пропало, жить не зачем и все, во что вы верили до этого, это полная ерунда. Ваша жизнь прошла зря, вы все идиоты. Вот когда такие настроения царят, психическая устойчивость к кризисам снижается.

Надо понимать, что кризис мы все-равно переживем. Люди жили и живут и в более тяжелых условиях. Вспомните испытания, которые наша страна, да и другие страны, переживали. Все равно жизнь продолжается. Главное, чтобы у людей было понимание, для чего они живут, в какой среде и не напрасно ли все это. Действительно ли то, что они делали до сих пор, имело смысл, действительно ли то, во что они верят, является незыблемым? Вот если это сохранится, то вреда психическому здоровью будет значительно меньше.

Конечно, в стрессовые периоды эмоционально неустойчивые люди более остро на все реагируют, но если мы говорим о состоянии общества в целом, то его можно удержать за счет общей спокойной, деловой атмосферы.

— Ее пока не наблюдается. Нагнетание идет не только в СМИ, но и в соцсетях, на панику работает сарафанное радио. Люди бросились опустошать банкоматы и сметать с магазинных полок все нужное и не нужное. Некоторые покупают по две стиральные машины, по два телевизора. Говорят: «Ну надо же куда-то тратить рубли». Это можно остановить?

— Если человек давно мечтал о машине, то в эти дни свой отложенный спрос, конечно, можно было удовлетворить по старым ценам, как советуют аналитики. Даже купить гречку, муку, сахар впрок — это нормально в кризис. Но когда это приобретает размах массового явления, когда это делается не из соображений отложенного спроса и холодной выгоды, а просто за компанию, это плохо. Самая действенная защита от импульсивных покупок — это четкая и постоянная проверка происходящего на реальность. Насколько то, о чем я сейчас думаю, является плодом моей паники, или наоборот, оно логично и исходит из реальной ситуации. Надо постоянно проверять, не дурак ли я? Правильно ли я поступаю под влиянием сиюминутных эмоций и не пожалею ли я об этом завтра?

— А как это можно проверить?

— Сесть и подумать. Посмотреть на себя со стороны. Посоветоваться с теми, кому доверяешь, кто является экспертом в этом деле.

— Но ведь вы сами говорите, что эти эксперты зачастую нагнетают истерию. Как понять, кто из них говорит правильные вещи?

— Вот это очень сложный вопрос. Вообще, самое лучшее — это отделить зерна от плевел и во всем этом хоре услышать действительно какие-то значимые голоса.

— Но это не каждому дано. В большинстве своем население финансово безграмотное. Что ему делать?

— Населению... Вообще не читать «советских» газет до обеда«. А поскольку других нет, то вообще ничего не читать. Конечно, это глупо, надо следить за информацией, но только за той, которую человек может проверить. Есть такое правило: в сложные времена не доверять ничему, чему ты не можешь найти объективных подтверждений. Конечно, нельзя весь мир держать под колпаком, чему-то надо доверять, но есть какие-то базовые ценности, на которые стоит полагаться.

Например, если какое-то СМИ скажет, что теперь можно всех грабить и убивать, вы же не поверите. Есть общечеловеческие законы, что этого делать нельзя ни при каких обстоятельствах. То есть надо поступать в соответствии со своими базовыми ценностями. А вообще это очень сложный вопрос. Тут действительно надо проскочить между злобой дня, поскольку, если человек вовремя не купил доллары, он себя чувствует каким-то простофилей. Может быть, так оно и есть, но действительно ли это определяет его общечеловеческую ценность? Ну да, не сориентировался. Ну так большинство людей этого не сделали. Надо понимать, что в таких ситуациях без потерь не обойтись, и спокойно к этому относиться.

— Как врач вы уже наблюдаете первые негативные последствия кризиса? Или пациенты с тревожными состояниями и депрессией потянутся к вам чуть позже?

— Да, скорее всего. Конечно, какие-то проявления уже есть, например, на телефон доверия начинают поступать тревожные звонки по поводу опасений за работу, но в целом пока нет каких-то апокалиптических настроений.

— А по вашему опыту, когда они появятся?

— Они могут и не появиться, если сейчас ситуация развернется в некое деловое русло. Это зависит от настроения общества в целом, которое зависит от многих факторов. Конечно, и от четвертой власти будет многое зависеть, как СМИ повернут эту ситуацию. От геополитики, макрополитики, микрополитики, даже от поведения какого-то начальника на местах... Но в конечном итоге кризис у человека возникает тогда, когда его личная система рушится. Если она останется устойчивой, если человек будет адаптирован внутри своего микросоциума, то ему никакие кризисы не страшны.

— А можно как-то самостоятельно побороть в себе страх перед неизвестностью? С ним можно справиться?

— Страх возникает, когда человек начинает прогнозировать будущее с точки зрения катастрофизирующего взгляда. Когда что-то непонятное автоматически переводится в разряд опасного. Бороться с этим можно так: постараться логически по полочкам разложить то, что происходит, и классифицировать всю информацию. Например, если покупательная способность рубля понизится вдвое, то мы можем купить в два раза меньше. Да, это неприятно, но это не конец света и не катастрофа. Вот мечтал я о хорошей машине, а будет у меня машина наполовину хорошая. По крайней мере, все равно смогу на ней ездить. Но без такого шика. Неприятно? Да. Ужас? Нет, не ужас. В общем, очень важно отделить какие-то реально катастрофические явления от тех, которые можно пережить.

— Вы приводите достаточно щадящие примеры, с машиной. В этом случае речь о достаточно обеспеченных людях. А у нас ведь есть пенсионеры, малоимущие. Кроме того, некоторые люди могут потерять не просто часть денег, а работу вообще.

— Видите, в вашем высказывании уже есть катастрофические ноты! А кто сказал, что человек, потерявший работу в обязательном порядке не найдет другую? Вероятность найти ее есть. Значит, это уже не полная катастрофа. Часть из этих людей работу все-таки найдет. Другая часть найдет работу не такую хорошую, как была, но все равно найдет. Если у человека действительно есть потребность в этой ситуации выстоять, этого будет достаточно.

Что касается людей, которым вообще негде искать помощи, скажем, пенсионерам и одиноким людям, то тут опять же надо смотреть, насколько ситуация действительно опасная и даже смертельная. Действительно ли им никто не может помочь? Правда ли нельзя как-то перераспределить свои ресурсы, чтобы выживать? Вполне возможно, что у кого-то ситуация и вправду окажется безвыходной, но, скорее всего, это будет не большинство, а немногие. А у большинства ситуация даже в такой кризис не смертельная. Она неправильная, тяжелая, обидная, но она не сопоставима с блокадой Ленинграда, например.

— А насколько эффективно действует такое сравнение? Может ли человек поставить себя на место, к примеру, безногого инвалида, смертельно больного пациента, жителя страны, которая находится в вооруженном конфликте, и осознать, что у него, по сравнению с этими людьми, на самом деле нет повода для нытья и паники?

— Все зависит от того, насколько логично и понятно до них это донести. Еще очень помогает юмор. Когда звучит какая-нибудь фраза типа «Жить будем плохо, но недолго» — это хорошо. Использование юмора, самоиронии, но с опорой на реальность, это верный способ прийти в себя. Да, будет трудно, но это объективная реальность, и как бы мы ни хотели ее изменить, она такая, какая есть, и надо не роптать, а искать способы приспособиться.

Вот вы начали с того, что я несколько кризисов пережил. Но ведь пережил, да? Действительно, были трудности, но сейчас какие-то из них вспоминаются с юмором, а какие-то даже с ностальгией, потому что трудности заставляют людей концентрироваться, собирать все силы, находить новые выходы и ресурсы, творчество включать.

— Подводя итог нашему разговору, можете какой-то емкий совет дать простому обывателю?

— Даже несколько. Во-первых, не терять связи с реальностью и не фантазировать на далекие от реальности темы. Как в радужную и фантастическую сторону, так и в сторону очернения всего, что происходит. То есть реально смотреть на вещи. Второе, это чувство юмора и самоиронии. Третье, это понимание собственной ответственности за то, что с тобой происходит. Насколько это возможно. Человек может во время кризиса получить профессию, которая будет более востребована, но это от него зависит, будет ли он это делать. То есть спасение — дело рук вас самих.

Следующее — это опора на настоящие ценности. Надо о них вспомнить. Насколько полон стол — это, конечно, важно, но есть более серьезные ценности в жизни. Это семья, близкие, дети, родители... Опираться надо на это. Вместе переживать любые сложные времена легче. Даже если человек одинок, он все равно является членом своего рода. Если он это в душе помнит, ему легче преодолевать любые трудности. Ну и все-таки... Не читайте газет до обеда.

Анна Скалкина, фото – Илья Московец, Александр Мамаев, Владимир Жабриков, Альбина Золотухина, Антон Белицкий © Служба новостей «URA.Ru»

 

При полном или частичном воспроизведении материала(ов) ссылка на сайт nevrozamnet.ru обязательна.

Яндекс.Метрика

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте


© 2007-2014 ГБУЗ СО "Свердловская областная клиническая психиатрическая больница"

Создание сайта - СОКПБ г. Екатеринбург