• mini 2
  • sosn
  • mini 1
: Несравненный дар — могучая стойкость души. С нею в жизни ничего не страшно. Архилох : Мудрость не боится незнания, не боится сомнений, труда, исследования, боится одного: утверждения того, что она знает, чего не знает. Л. Н. Толстой    : Способность видеть чудесное в обыкновенном — неизменный признак мудрости. Р. Эмерсон : Человек лишь тогда чего-то добивается, когда он верит в свои силы. Л. Фейербах    : Прощать более мужественно, чем наказывать. Сла¬бый не может прощать. Прощение есть свойство сильного. М. Ганди  : Похвалить человека очень полезно, это поднимает его уважение к себе, это способствует развитию в нем доверия к своим творческим силам. М. Горький    : Любить — значит желать другому того, что считаешь за благо, и желать притом не ради себя, но ради того, кого любишь, и стараться по возможности доставить ему это благо. Аристотель  : Воля — это ежеминутно одерживаемая победа над инстинктами, над влечениями, над препятствиями и преградами, над всяческими трудностями. О. Бальзак  : Нет на свете стены, как бы ни были крепки ее камни, которая бы могла противостоять воле и мысли человека. Ж. Амаду    : Истинно мягкими могут быть только люди с твердым характером: у остальных же кажущаяся мягкость — это в действительности просто слабость, которая легко превращается в сварливость. Ф. Ларошфуко  : Разум просвещает чувства. Р. Роллан 

Календарь новостей

Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
 
 
 

"Трудоголиков ждут психотерапевты – или отложенные неврозы"

Перцель МГ миниГлавный психотерапевт Свердловской области Михаил Перцель в проекте «Врачебная тайна»

«Новый Регион» продолжает серию публикаций, посвященную самым известным специалистам в отраслях медицины Свердловской области, в рамках проекта «Врачебная тайна». Героем нового выпуска стал главный внештатный психотерапевт Свердловской области Михаил Перцель, который рассказал о том, сколько душевнобольных ходят среди нас, как отсутствие школьных психологов сказалось на числе суицидов в России, почему трудоголики ссорятся с родными, и о том, когда же общество перестанет быть агрессивной средой.

Новый Регион: Михаил Григорьевич, почему уровень доверия к психотерапевтам и психологам на Западе выше?

Михаил Перцель: В последние десятилетия психиатрия на западе не воспринимается как репрессивный механизм, который может привести к ограничениям в повседневной жизни. Хотя люди, страдающие серьезными психическими заболеваниями, в любой стране будут иметь некоторые ограничения – например, в праве водить автомобиль или иметь оружие. Разницы в подходах нет – есть проблема в сложившемся восприятии, в культурных традициях. Хотя в настоящее время и в нашей стране люди все с меньшей опаской относятся к психиатрам и психологам.

НР: А что касается доступности – наш человек может с одним полисом ОМС прийти в клинику и пожаловаться на психологические проблемы?

 

 

М.П.: Традиционно психиатрия, как и другие социально значимые отрасли медицины, находились в зоне бюджетного финансирования, а не страхования. Сейчас идет процесс перевода всех специальностей на ОМС, хотя часть услуг будет предоставляться либо по ДМС, либо за деньги самого пациента. Так принято и на западе – помощь и психолога, и психотерапевта требует непосредственной вовлеченности человека, он не может быть пассивным ее получателем. Предполагается, что есть и его ответственность за результат лечения. В том числе ответственность финансовая.

НР: Люди часто боятся обратиться к психотерапевту, потому что боятся потерять время, например, если его положат в стационар…

М.П.: Довольно часто сталкиваемся с этим. Плюс с тем, что люди откладывают лечение, потому что им нужно сохранить работу, содержать семью.

НР: А компромиссные варианты есть?

М.П.: Это либо короткие курсы, либо амбулаторная психотерапия – когда пациент посещает специалиста с какой-то периодичностью, например, после работы. Да, это растягивает процесс, но отнимает меньше рабочего времени – и та армия частнопрактикующих специалистов, которые есть в регионе, как раз и направлена на эту часть населения.

НР: Говоря об уровне заболеваемости, каков он у свердловчан?

М.П.: Исследования проводятся довольно редко, но наши центральные институты подтверждают, что треть населения – т.е. 30-40% – имеют психологические расстройства или психические заболевания. Если говорить про пациентов системы здравоохранения, то эта цифра в два раза больше – просто потому что человек, идущий за помощью к врачам, чаще находятся в худшем состоянии, чем остальные. Несколько лет назад Свердловский областной центр медицинской профилактики проводил скрининговое исследование в городах региона – и были выявлены достаточно большие цифры по охваченности тревожными расстройствами, которые достигали 60% населения.

НР: А возраст у расстройств меняется?

М.П.: Да, они молодеют. Впервые неврозы были описаны у людей определенного возраста – 30-35-летних. Фрейд, например, описывал истерию у женщин т.н. бальзаковского возраста. Теперь мы констатируем, что неврозам подвержены все – от детей до пенсионеров. Может, это связано с тем, что диагностика стала более прицельной, а, может, потому что у людей появилась более широкая база для формирования неврозов. Человек живет в постоянно меняющемся мире, к которому надо регулярно адаптироваться, и опираться на одни лишь природные механизмы адаптации уже бывает недостаточно. Например, страдают от этого люди с т.н. магическим мышлением, которое предполагает наличие каких-то сил, которые придут и восстановят справедливость, либо, наоборот, все испортят. Это и архаическое мышление советского человека, который привык, что за него все решает начальство, государство, а не он сам, а современная жизнь предполагает повышение собственной ответственности за качество своей жизни.

НР: Получается, люди, воспитанные, скажем 30-40 лет назад, по советским канонам, менее устойчивы к неврозам?

М.П.: Нет, иногда вера в справедливость, правду, в совесть является важным фактором стрессоустойчивости – и человек готов терпеть лишения ради служения своей жизненной цели или идеалу.

НР: Есть возможность, что через пару поколений масса негативных факторов станет настолько велика, что люди закалятся и станут стрессоустойчивы?

М.П.: Об этом можно говорить. Например, в середине 90-х наши специалисты столкнулись с «социальным стрессовым расстройством» – когда повышенной тревогой была охвачена большая часть населения, что было связано со сломом жизненных стереотипов. Сейчас об этом не пишут почти, потому что большая часть населения адаптировалась к новым условиям.

Источник: Новый регион-Екатеринбург

 

При полном или частичном воспроизведении материала(ов) ссылка на сайт nevrozamnet.ru обязательна.

Яндекс.Метрика

Кто на сайте

Сейчас 43 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте


© 2007-2014 ГБУЗ СО "Свердловская областная клиническая психиатрическая больница"

Создание сайта - СОКПБ г. Екатеринбург